Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Материя



Изображение: 
Материя

Материя (лат. materia – вещество) – философская категория, которая в материалистической традиции (см. Материализм) обозначает субстанцию, обладающую статусом первоначала (объективной реальностью) по отношению к сознанию (субъективной реальности). Данное понятие включает в себя два основных смысла: 1) категориальный, выражающий наиболее глубокую сущность мира (его объективное бытие); 2) некатегориальный, в пределах которого материя отождествляется со всем Универсумом. Историко-философский экскурс в генезис и развитие категории «материя» осуществляется, как правило, путем анализа трех основных этапов ее эволюции, для которых характерна трактовка материи как: 1) вещи, 2) свойства, 3) отношения. Первый этап был связан с поиском некоторой конкретной, но всеобщей вещи, составляющей первооснову всех существующих явлений. Впервые такую попытку постижения мира предприняли ионийские философы (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен), которые тем самым внесли коренные изменения в мифологическую картину мира. Они пришли к знаменательному заключению, что за текучестью, изменчивостью и многообразием мира стоит некое рациональное единство и порядок, поэтому задача состоит в том, чтобы обнаружить этот основополагающий принцип, или начало, – arche, которое правит природой и составляет ее суть. Роль такой первоосновы материи как субстанции выполнял тот или иной субстрат (лат. sub – под и stratum – слой) – то, что является материальной основой единства всех процессов и явлений): у Фалеса вода («Все есть вода, и мир полон богов»), у Анаксимандра «апейрон» (буквально «бесконечное»), у Анаксимена воздух. Каждое из первоначал указывает на вариативный ход рассуждений их авторов, стремящихся во многом обнаружить единое, но вместе с тем демонстрирующих разный уровень философствования. Так, позиции Фалеса и Анаксимена не выходят за пределы зримого мира, ибо и вода, и воздух – это субстанции, в первую очередь, близкие человеку в его повседневном опыте и широко распространенные в мире природы, хотя каждая из этих первосубстанций может в некотором смысле претендовать на статус метафизической сущности, исходного и определяющего все принципа бытия. В то же время попытка теоретического построения мира на подобной субстратной основе встретила серьезные трудности, поэтому Анаксимандр предложил на роль основы бытия некое бескачественное начало, способное выступить строительным материалом для мысленного проектирования Вселенной. Этим понятием Анаксимандр уводил мысль от зримых феноменов к более элементарной и недоступной прямому восприятию субстанции, чья природа хотя и была более неопределенной по сравнению с привычными субстанциями эмпирической реальности, зато потенциально была ближе к философской категории. В результате ионийские философы расширили контекст мифологического понимания за счет включения в него безличных и концептуальных объяснений, базирующихся на наблюдениях за природными явлениями. Таким образом, учение о стихиях явилось первой натурфилософской стратегией определения первоначала (arche) мира, которое представлялось недифференцированным и неструктурированным. В рамках субстанционального подхода новой стратегией интерпретации устройства Вселенной стал атомизм, как учение об особенном строении материи. Эта концепция развивалась через учение Анаксагора о качественно различных гомеомериях к представлению Левкиппа и Демокрита, согласно которым мир состоит из несотворенных и неизменных материальных атомов – единой субстанции, где число их бесконечно. В отличие от недифференцированных стихий, атомы уже рассматриваются как дифференцированные, различающиеся между собой количественными характеристиками – величиной, формой, весом и пространственным расположением в пустоте. Позднее его учение развивалось Эпикуром и Лукрецием. Атомистическая версия строения материального мира развивалась на основе выявления общего в нем. В результате атомы стали тем рациональным средством, с помощью которого можно познать механизм Вселенной. Рациональный смысл вещного понимания материи усматривается: во-первых, в том, что существование природного мира в самом деле связано с наличием некоторых всеобщих первоначал (естественно, обладающих не абсолютным, а относительным характером), бесконечные комбинации которых составляют неисчерпаемое множество наблюдаемых объектов. Так, органическая химия выявила четыре органогенных элемента – (С) углерод, Н (водород), О (кислород) и N (азот), выступившие аналогами четырех «корней» Эмпедокла (огонь, воздух, вода, земля); во-вторых, в вещном подходе, несмотря на его нефилософский характер, видели большое мировоззренческое и методологическое значение, ибо он ориентировал человека на реальный поиск и изучение первичных элементарных структур, существующих в самой природе, а не в иллюзорном мире абсолютных идей. Второй этап становления категории материи связывают с эпохой Нового времени, периодом зарождения классической науки, цель которой состояла в том, чтобы дать истинную картину природы как таковой путем выявления очевидных, наглядных, вытекающих из опыта принципов бытия. Для познающего разума этого времени объекты природы представлялись в качестве малых систем как своеобразные механические устройства. Такие системы состояли из относительно небольшого количества элементов и характеризовались силовыми взаимодействиями и жестко детерминированными связями. В результате вещь стала представляться как относительно устойчивое тело, перемещающееся в пространстве с течением времени, поведение которого можно предсказать, зная его начальные условия (т.е. координаты и силы, действующие на тело). Таким образом, наука Нового времени качественно не изменила субстанционального представления о материи, она его лишь несколько углубила, ибо материю, равную субстанции, наделила атрибутивными свойствами, которые были выявлены в ходе научных исследований. В данном случае всеобщая сущность вещей видится не столько в наличии у них единого субстрата, сколько некоторых атрибутивных свойств – массы, протяженности, непроницаемости и т.д. Реальным же носителем этих атрибутов выступает та или иная структура первовещества («начало», «элементы», «корпускулы», «атомы» и т.п.). В этот период было выработано представление о материи, которая может быть количественно определена как масса. Такое понятие материи обнаруживается в работах у Галилея и в «Математических началах натуральной философии» Ньютона, где излагаются основы первой научной теории природы. Таким образом, особое механическое свойство макротел – масса – становится определяющим признаком материи. В связи с этим особое значение приобретает вес как признак материальности тела, поскольку масса проявляется в виде веса. Отсюда и сформулированный впоследствии М. В. Ломоносовым и Лавуазье закон сохранения материи как закон сохранения массы, или веса, тел. В свою очередь Д.И. Менделеев в «Основах химии» выдвигает понятие вещества с его признаком весомости как тождественное категории материи: «Вещество, или материя, есть то, что, наполняя пространство, имеет вес, то есть представляет массы, то – из чего состоят тела природы и с чем совершаются движения и явления природы». Таким образом, для второго этапа характерно то, что: во-первых, материя интерпретируется в границах механистического мышления как первичная субстанция, первооснова вещей; во-вторых, она определяется прежде всего «сама по себе» вне ее отношения к сознанию; в-третьих, понятие материи обозначает только природный мир, а социальный остается за скобками данного понимания. Вместе с тем и новоевропейская цивилизация была насыщена разнообразными взглядами, которые пытались преодолеть телесность как определяющий признак материи. В результате это приводило к выходу за границы традиционного понимания материи, в том случае, когда, например, Локк или Гольбах определяли материю на основе фиксации отношения субъекта и объекта. Подготовительным этапом новой трактовки категории материи может рассматриваться концепция марксизма, формирующаяся как рационалистическая теория, которая ассимилировала диалектический метод Гегеля, и как философская программа для метатеоретического обеспечения дисциплинарного естествознания (результат научной революции первой половины 19 в.). Поэтому Маркс и Энгельс подвергают ревизии концепцию первоматерии, указывая на ее конкретно-научный, а не философский смысл; трактуют материю уже как философскую абстракцию; определяют статус материи в рамках основного вопроса философии (об отношении мышления к бытию); вводят практику как критерий познания и образования понятий. В условиях фундаментальной революции в естествознании конца 19 – начала 20 вв., радикально меняющей представления человека о мироздании и его устройстве, вводится представление о материи как о том, «что, действуя на наши органы чувств, вызывает в нас те или другие ощущения» (Плеханов). Согласно позиции Ленина, материя – это философская категория, которая обозначает лишь единственное всеобщее свойство вещей и явлений – быть объективной реальностью; данное понятие может быть определено не иначе как только через отношение материи к сознанию: понятие материи «не означает гносеологически ничего иного, кроме как: объективная реальность, существующая независимо от человеческого сознания и отображаемая им». В рамках современной философии проблема материя уходит на второй план; лишь некоторые философы и, в большей степени, естествоиспытатели продолжают использовать в своей деятельности понимание материи как субстратной первоосновы вещей, т.е. вещества. Предпринимались попытки осмыслить материю в границах диалектико-материалистического анализа практик означивания (статья Кристевой «Материя, смысл, диалектика») как то, что «не есть смысл», то, «что есть без него, вне его и вопреки ему». При этом данная радикальная гетерогенность (материя/смысл) определялась одновременно в качестве «поля противоречия». Современная философия ориентирована на построение принципиально новых онтологии (см. Онтология).

А.В. Барковская

Источник: «Новейший философский словарь".

 

 


Автор: ,

Материя, Что такое Материя
<