Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Вера Бахаи и эзотерика



Изображение: 
Вера Бахаи и эзотерика

Введение

Предметом данной работы является отношение Веры Бахаи к эзотеризму, а также некоторые аспекты этой религии, касающиеся мистики и эзотерики. Под эзотеризмом в данной работе понимается тип рациональности в культуре (наряду с религиозным и научным), предполагающий веру в тайное, скрытое от посторонних глаз учение и наличие знания, предназначенного исключительно для посвященых. В качестве синонимов и/или компонентов эзотерики в данной работе рассматриваются также оккультизм, мистика, теософия, астрология, нумерология, целительство, экстрасенсорика и т.д.
А. Кулаков в своем учебном пособии «Религии России. 10 (11) класс» (Москва, 2007) помещает информацию о Вере Бахаи в разделе «Новые религии в России» в параграф «Эзотерические учения» (тема 27, с. 289 – 290) вместе с рассмотрением учения Е. П. Блаватской и Рерихов. Правда, автор отмечает, что течения, возникшие на основе ислама, в частности, бахаизм стоят «несколько особняком». Поскольку Вера Бахаи очевидно не развивается по модели эзотерической организации (открытость для любого человека, предельно упрощенный обряд принятия бахаизма, отсутствие учения о неком исключительном знании, обладать которым могут только посвященные и т.д.), то представляется, что А. Кулаков поместил Веру Бахаи в указанный параграф по той лишь простой причине, что больше излагать знания о таких религиях, как бахаизм, просто негде (что является крайне актуальным вопросом).

Отношение бахаи к эзотерике

В целом, отношения Веры Бахаи к мистико-эзотерическим учениям отрицательное[1]. Шоги Эфенди предостерегает от увлечения спиритуализмом, оккультными практиками, нумерологией, физиогномикой и проч. Признается, что данные взгляды противоречат одному из основных вероучительных принципов бахаизма, а именно идее единства науки и религии. У основателя Веры Бахаи Бахауллы на данную тему высказываний немного, более подробно эта тема освещалась его сыном Абдул-Баха, имеющим в бахаизме статус Толкователя Веры, и правнуком Бахауллы Шоги Эффенди. Эволюция взглядов бахаи достаточно четко прослеживается. Это можно рассмотреть на примере отношения к астрологии. Сначала Бахаулла (1817 – 1892) ничего не говорит по данному вопросу, затем Абдул-Баха (1844 – 1921) говорит о том, что влияние звезд на духовную жизнь людей неясно и заслуживает дальнейшего изучения[2], и наконец Шоги Эффенди (годы жизни) заявляет о ненаучном характере астрологии и признает в качестве науки астрономию. «Астрономия — это наука, астрология же не попадает в эту категорию, однако мы должны быть терпеливы с теми, кто верит в неё, постепенно отучая их верить в такие вещи.(Из письма от имени Шоги Эффенди одному из верующих, 24 декабря 1941 г.)»[3].
Несмотря на многообразие форм эзотеризма, как правило, внимание обращается, прежде всего, на астрологию и неофициальную медицину. Таким образом, на официальном уровне преобладает критическое отношение к эзотеризму, а некоторые мистико-эзотерические аспекты самой Веры Бахаи, как правило, не афишируются.
Однако следует отметить, что некоторые последователи Бахауллы пришли к Вере Бахаи, имея определенный опыт пребывания в различных организациях эзотерического характера. Из опыта наблюдения автора можно сказать, что практически в любой крупной общине бахаи есть люди, которые имеют подобный опыт, и они нередко сохраняют некоторые представления, характерные для теософии и т.п. (например, верят в реинкарнацию и проч.). Этот факт может служить отражением в определенной степени маргинального статуса бахаи на постсоветском пространстве, однако не позволяет выявлять каких-либо тенденций. Как правило, эти люди приходят к Вере Бахаи через отрицание эзотерических представлений (ярким подтверждением может служить реферат 1996 года на соискание кандидатского минимума по философии члена Национального Духовного Собрания бахаи России Владимира Чупина «Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды») и в дальнейшем, по мере углубления в Веру Бахаи, практически полностью избавляются от эзотерических убеждений. При этом по рассматриваемым вопросам некоторые бахаи занимают достаточно осторожную позицию, учитывая, что в дальнейшем в процессе накопления знаний человечество поставит точки над «i» в этих вопросах.
Показательна в этом плане история Рюдигера Вольвенда, целителя-бахаи из Лихтенштейна. Это в своем роде уникальная личность, совмещающая в себе убеждения бахаи и деятельность целителя[4].
«Рюдигер Вольвенд убежден, что в нашей жизни действуют определенные законы, и на основе этих законов он разработал свою систему. Систему, включающую в себя в равной степени мистику и логику»[5].
Рюдигер Вольвенд признает, что существует очень много людей, обладающих медиумическими способностями. Однако он
«оставляет открытым вопрос о том, какие последствия и влияния могут иметь эти умения и способности в отдельных случаях»[6]
Официальная же позиция сообщества бахаи, выраженная Шоги Эффенди, как мы видели выше, этот вопрос уже закрыла.
Целитель из Лихтенштейна отрицательно относится к магии:
«Магия – это тирания. Магия – это когда человек присваивает себе право решать за других, властвовать»[7].
При этом сам Рюдигер Вольвенд обладает рядом атрибутов экстрасенса, например, измеряет энергию пространств при помощи рамки. Это позволяет ему определить заболевание на духовном уровне. Затем он обращается с молитвой к Богу, и человек исцеляется, что снова проверяется рамкой. Р. Вольвенд полагает, что этим его метод отличается от других техник (наложение рук, рейки, «возвращение душ» шаманом), поскольку целитель не рассматривает себя как канал и не претендует на то, что это он, а не Бог, исцеляет человека. Тем не менее деятельность Рюдигера Вольвенда (с 1988 года оформленная официально как частная практика) обратила на себя внимание общины бахаи, в которой состоит целитель. История завершилась следующим образом:
«В связи с тем, что Рюдигер Вольвенд является целителем, Национальное Духовное Собрание Бахаи решило пригласить его на беседу: деятельность господина Вольвенда была поставлена под сомнение, с той ссылкой, что трансцендентные явления, с которыми он практикует, относятся не к земной жизни и знания, открытые ему, не могут использоваться в этом мире. Больные должны обращаться за помощью к профессиональному врачу, а не к целителю<…> «Собрание попросило меня, - продолжает он (Рюдигер Вольвенд – В.Л.), не делать ничего, что могло бы навлечь на меня проблемы. Я согласился и сказал, что буду осмотрительным. На этом мы расстались»[8].
Вероятно, и сейчас бахаи из Лихтенштейна продолжает свою практику, но не афиширует ее, а община закрывает на это глаза. Рюдигер Вольвенд так объясняет это:
«Я сказал себе, что еще не все, написанное Бахауллой, изучено применительно к возникающим ситуациям, не все переведено и, прежде всего, что я сам еще не прочел все Тексты, явленные Бахауллой»[9].
Вера Бахаи известна своим монолитным характером. Неудачные попытки раскола бахаизма рассматриваются бахаи как одно из доказательств миссии Бахауллы, поскольку существуют его предсказания по этому поводу. В самом деле, в большинстве религий мы можем найти то, что принято называть «мистическим течением» (дзэн в буддизме, суфизм в исламе и т.д.), однако в Вере Бахаи мистического течения на данный момент нет. Гипотетически личности, подобные Рюдигеру Вольвенду, могут основать некое мистическое течение в бахаизме, однако на сегодняшний день об этом говорить не приходится.

Некоторые мистико-эзотерические аспекты Веры Бахаи

Нумерологический аспект

В данной работе под нумерологией понимается метод определения скрытых истин с помощью толкования чисел. В основе нумерологии лежит идея о том, что каждое число является символом неких понятий[10].
Официальное отношение бахаи к нумерологии отрицательное:
«В учении нет ничего, что могло бы заставить нас думать, будто нумерология или астрология могут предоставлять какое-то руководство верующим и потому нужны им. (Из письма от имени Шоги Эффенди одному из верующих, 25 июня 1950 г., Спиритуализм, реинкарнация и подобные предметы)»[11].
Однако уже при первом знакомстве с Верой Бахаи бросается в глаза особый статус чисел 9 и 19. В самом деле, календарь бахаи состоит из 19 месяцев, каждый из которых состоит из 19 дней (плюс вставные дни «Айам-и-Ха»[12]), и вначале каждого месяца бахаи отмечают так называемые праздники 19-го дня (также существует праздник 9-го дня ризвана); храмы бахаи имеют 9 входов; в качестве Явителей Бога (пророков в терминологии бахаи) выступает в большинстве источников 9 личностей (Авраам, Моисей, Кришна, Зороастр, Будда, Христос, Мухаммад, Баб и Бахаулла); первая община бабидов состояла из 19 человек (включая Баба),а Бейян, центральный текст бабидов, как писал первый переводчик писаний Баба на европейский (французский) язык М. де Гобино, «состоит, в принципе, из 19 частей или основных разделов, каждая из которых, в свою очередь, распадается на 19 параграфов», из которых Баб написал не более 11, оставив завершить это дело Бахаулле; девятиконечная звезда является одним из основных символов Веры Бахаи. Числа 9 и 19 достаточно часто используются бахаи на практике: в изданиях, произведениях искусства и т.д. В качестве примера можно привести брошюру из 19 страниц «19 историй о фондах бахаи» (г. Улан-Удэ, 1996) или планы издательства бахаи «Единение» по изданию сборников цитат из Писаний по 19 темам. Признавая священность числа 19, бахаи заявляют о своем противодействии создания культа из чисел. Например, в Садах Бахаи в Хайфе цветочные клумбы имеют не 9, а 8 сторон. Однако это факт можно объяснить не только стремлением показать, что бахаи не делают культа из чисел, но и чисто прагматическими целями (подобная постройка технически проще).
Известный турецкий богослов Харун Яхья в одной из своих книг уделяет два параграфа части «Математические феномены Корана» числу 19. Он полагает, что число 19 в Коране является «сокровенным» (можно заметить, что понятие «сокровенный», т.е. тайный, сокрытый, является достаточно популярным в Вере Бахаи). Харун Яхья пишет:
«Математическим феноменом Корана является особое указание на число 19, сокрытое в зашифрованном виде целом ряде определенных аятов. Примечательно и то, что Высший смысл числа 19 на данном этапе еще не открыт познанию человечества. Особое упоминание числа 19 Всевышний приводит нам в аяте: “Над ним есть девятнадцать.” (Сура «Плащом укрытый», 74:30), однако это же число в скрытой форме содержится во многих аятaх и структуре текста Корана»[13].
Далее Харун Яхья приводит ряд примеров, указывающих, по его мнению, на особый статус числа 19 в Коране. Для бахаи «Высший смысл числа 19» определенно является открытым, поскольку Коран признается боговдохновенным текстом, а в Вере Бахаи более чем значительный статус числа 19.
О «математических феноменах» в самих текстах бахаи нам ничего не известно. Вероятно, анализа, подобного тому, который проводил Харун Яхья в отношении Корана, с текстами бахаи просто никто не проводил, по крайней мере, на постсоветском пространстве. Это связано с тем, что абсолютное большинство авторов, пишущих о Вере Бахаи, не владеют арабским и персидским языками (актуальной проблемой исследования бахаизма является необходимость знания обоих этих языков), в качестве источников используют переводы с английского и других европейских языков и часто не знакомы даже с прямым переводом Китаб-и-Акдас с арабского А. Туманского (Санкт-Петербург, 1889).
Операции с числами используются некоторыми бахаи в качестве одного из аргументов при доказательстве божественного происхождения учений Баба и Бахауллы. Например, Юлий Иоаннесян в наиболее распространенной научно-популярной книге о бахаизме на русском языке «Вера Бахаи» пишет о том, что провозглашение Бабом себя Махди правомочно и основывается, например, на соответствующих указаниях в Библии[14]. Речь идет о пророчестве Даниила о «семидесяти седьминах» (Дан., 9). Известно, что основатель адвентизма Уильям Миллер, исходя из этого пророчества, в своих расчетах второго пришествия Христа пришел к 1844 году, а Баб, как известно, заявил о своей миссии в 1260 году хиджры (т.е. в 1844 году от Р.Х.).

Чудеса в Вере Бахаи

Еще в 1931 году научный атеист П. М. Кирюшин отмечал, что в Вере Бахаи чудесам отводится незначительное место:
«Бахаизм имеет ряд преимуществ перед Оомото, благодаря которым интеллигент – противник материализма и большевизма из Европы всегда поставит его выше: он в меньшей степени сохранил в себе черты той страны, откуда он вышел; кроме того, в нем почти полностью отсутствуют чудеса, которые грубо-реалистично создаются различными посланниками бога»[15];
«Благодаря своим некоторым преимуществам, наприм., почти полным отсутствием чудес и более разработанной, чем в Оомото, системой взглядов, бахаизм с большим успехом может выполнять свою социальную задачу – в деле удержания рабочих масс от расчетов с капиталистами, в деле оттягивания их внимания от задач непосредственной классовой борьбы.
Можно с уверенностью сказать, что наиболее интеллигентные мелкобуржуазные круги Европы отдадут преимущество бахаизму перед примитивным, наполненным чудесами Оомото»[16].
Тем не менее чудеса в Вере Бахаи присутствуют. Преимущественно они относятся к раннему этапу истории Веры Бахаи и связываются с личностями Баба и Бахауллы.
Вот как описывается казнь Баба во многих бахаистских источниках.
«Его казнь удивительно освещается в религиозной и светской литературе. Дело в том, что солдаты-мусульмане наотрез отказались стрелять в Баба, испытывая к нему глубокую симпатию. Тогда исполнение приговора поручили подразделению армян-христиан. Но и офицер этого полка – по имени Сам Хан – не желал проливать кровь Баба, проповедовавшего великую идею единства христианской Любви и мусульманской взаимопомощи. Когда пороховой дым рассеялся, толпы зрителей были поражены: Баба на месте не оказалось, невредимым остался и привязанный рядом с ним его молодой спутник. Тут может быть только одно реалистическое объяснение – солдаты послали пули в веревки, на которых к стене казармы были подвешены оба мученика. Бабу удалось незаметно скрыться. Пока его отчаянно искали, он, вернувшись в камеру, заканчивал прерванные расстрелом наставления одному из своих учеников. Сам Хан отказался возобновлять казнь, увел своих солдат. Второй раз Баба уже действительно расстрелял другой полк, склоненный к экзекуции за вознаграждение. Был убит и его спутник. Их тела пули разнесли в куски, но лица оказались почти неповрежденными»[17].
С Бахауллой также связано много историй с чудесами. Однако бахаи о них не афишируют. Приведем достаточно большой отрывок из бесед Абдул-Баха, который хорошо иллюстрирует позицию бахаи по вопросу чедес:
«Я не хочу рассказывать о чудесах, сотворенных Бахауллой, ибо могут сказать, что это лишь предание, в котором могло отразиться как истинное, так и ложное, как это произошло с чудесами Христа, описанными в Евангелии — о них нам сообщают апостолы, но более никто, но их же отрицают иудеи. Хотя, если бы я пожелал рассказать о сверхъестественных деяниях Бахауллы, то рассказать можно было бы о многом; эти чудеса общепризнанны на Востоке, и их признают даже некоторые люди не из числа бахаи. Но такие рассказы не для всех являются решающими доказательствами и свидетельствами; слушатель может сказать, что рассказ не соответствует тому, что в действительности произошло, ибо известно, что представители всех вероисповеданий рассказывают о чудесах, сотворенных основателями их религии. Так, последователи Брахманизма передают рассказы о чудесах. По каким признакам мы можем судить, что те чудеса ложны, а эти истинны? Если те являются россказнями, то и все остальные тоже россказни; если те чудеса признаются всеми, то и другие должны всеми признаваться. Следовательно, такие рассказы не являются убедительными доказательствами. Конечно же, чудеса являются доказательствами только для очевидцев, но даже и очевидец может посчитать их не чудом, а колдовством. Ведь известны необычайные вещи, совершенные некоторыми кудесниками.
Также следует отметить, что большинство совершенных Пророками чудес, о которых упоминается, имеют не буквальный, а сокровенный смысл. Например, в Евангелии записано, что при мученической смерти Христа воцарилась тьма и земля содрогнулась, и завеса в Храме разорвалась надвое, сверху донизу, и мертвые вышли из гробов. Если бы все это имело место, это ужаснуло бы людей, и непременно было бы записано в истории того времени. Эти события посеяли бы большое смятение в сердцах. Солдаты бы либо сняли Христа с креста, либо бежали. Об этом же не сообщается ни в одном историческом сочинении; таким образом, очевидно, что эти события следует понимать не буквально, а как имеющие сокровенный смысл
В наши намерения не входит отрицание таких чудес; мы только хотим сказать, что они не представляют решающих доказательств и что они имеют сокровенный смысл»[18].
«Святые Явители являются источниками чудес и творят дивные знамения. Для Них любая сложная и неисполнимая вещь является возможной и простой. Ибо при посредстве сверхъестественной силы от Них исходят чудесные вещи; и при помощи этой силы, которая стоит над природой, Они оказывают влияние на мир природы. Со всеми Явителями связаны удивительные вещи.
Но в Священных Книгах используется особая терминология, а для самих Явителей сии чудеса и дивные знамения не имеют значения. Они даже не желают упоминать о них. Ибо, если мы считаем чудеса важнейшими критериями, то они ведь являются свидетельствами и доказательствами только для тех, кто присутствует при их свершении, но не для остальных.
Внешние проявления чудес не имеют никакого значения для людей Истины. Если, например, слепой прозреет, так ведь он опять потеряет зрение, ибо он в свое время умрет и лишится всех своих чувств и способностей. В связи с этим, возвращение зрения слепому человеку имеет сравнительно небольшое значение, ибо он в конце концов опять потеряет способность видеть. Если оживить тело умершего человека, то что в этом проку, ибо это тело в конце концов опять умрет? Но что важно — так это дать человеку понимание истины и жизнь вечную, то есть жизнь духовную и божественную»[19].
К чудесам в исламе бахаи также относятся избирательно, одни из них признавая, другие считая метафорой. Например, Абдул-Баха не признает так называемого «чуда расколотой Луны», хотя некоторые мусульмане настаивают на том, что оно упоминается в Коране (сура 54 «Аль-Камар») и соответствует данным астрономии (свидетельством раскола луны некоторые мусульмане считают факт наличия на луне полосы кратеров, визуально напоминающих шов):
«Например, Мусульмане говорят, что Мухаммад расколол луну и что она упала на гору у Мекки: они полагают, что луна есть небольшое тело, которое Мухаммад разбил на две части и забросил одну часть на одну гору, а другую — на другую гору. Подобные истории есть чистой воды фанатизм. Также и традиции, на которые ссылаются представители духовенства, и поступки, которые они осуждают — все это оказывается весьма преувеличенным, если не абсолютно беспочвенным»[20].

Алхимия

При буквальном прочтении некоторых текстов бахаи (например, Китаб-и-Иган, II: 164-167) может сложиться впечатление, что в Вере Бахаи существует представление о том, что в будущем будет создана некая наука Божественная философия, знание которой позволит превращать медь в золото.
«Рассмотри, к примеру, такое вещество, как медь. Если бы в недрах рудника она была защищена от затвердевания, она бы за семьдесят лет достигла состояния золота. Иные же утверждают, что медь сама по себе есть золото, которое при затвердевании становится неполноценным, не достигая тем самым своего истинного состояния.
Как бы то ни было, подлинный эликсир в единый миг позволит меди достичь состояния золота, и семидесятилетний срок обратится в краткое мгновение. Можно ли такое золото назвать медью? Можно ли утверждать, что она не преобразилась в золото, когда наготове пробный камень, коим можно испытать его и отличить от меди?»[21]
Однако стихи 164 и 167 «Книги Несомненности» достаточно очевидно говорят о том, что Божественный Эликсир, позволяющий превращать медь в золото, – это метафора, образное описание способности Бога преображать человеческие души. Из личных наблюдений автора можно сказать, что есть бахаи, которые верят в возможность осуществления в будущем трансмутации элементов. Подтверждает это представление комментарий к центральному тексту Веры Бахаи Китаб-и-Агдас:
«Первым знамением обретенной человечеством зрелости, упоминающимся в Писаниях Бахауллы, является появление науки, названной Им "Божественной философией", одним из достижений которой будет открытие принципиально нового подхода к превращению элементов. Это будет проявлением величия знания, которое получит поразительное развитие в будущем»[22].
Тем не менее, буквалистская позиция является скорее исключением из правила, и в целом Вера Бахаи не имеет никакого отношения к алхимии.

Заключение

В итоге можно сделать вывод, что Вера Бахаи отрицательно относится к эзотеризму, однако в ней присутствуют некоторые мистико-эзотерические аспекты, которые бахаи, как правило, не афишируют, т.к. это, вероятно, в глазах многих людей может поставить под сомнение важный вероучительный принцип Веры Бахаи о единстве науки и религии. Все указанные выше мистико-эзотерические аспекты бахаизма (наличие чудес, нумерология и т.д.) являются в целом характерными для любой традиционной религии, что позволяет говорить о том, что Веру Бахаи неправомочно относить к эзотерическим учениям.

________________________________________
[1] Подробнее см., например, «Светочи руководства» (Lights of Guidance). XLII. Парапсихологические явления.
[2] См. Абдул-Баха. Ответы на некоторые вопросы. СПб., 1995. Гл. 69. Влияние звезд (с. 172 – 173).
[3] «Светочи руководства» (Lights of Guidance). XLII. Парапсихологические явления. № 1746 «Астрономия – это наука, астрология – нет».
[4] О невозможности для бахаи быть целителем и необходимости для бахаи при болезни обращаться к профессиональным врачам см. «Светочи руководства» (Lights of Guidance). № 930 – 936.
[5] Донаш П., Мутцнер И. Рюдигер Вольвенд. Мудрость исследования длиною в жизнь / Пер. О. Винкельбах и Веры Шрейнер-Даниленко. – Мн.: Изд. П. Кожич, 2008. С. 11.
[6] Там же. С. 16.
[7] Там же. С. 17.
[8] Там же. С. 20.
[9] Там же. С. 20.
[10] Энциклопедия мистических терминов. М., 1998.
[11] «Светочи руководства» (Lights of Guidance). XLII. Парапсихологические явления. № 1752 «Ни нумерология, ни астрология не нужны верующим».
[12] Примечательно, что Айам-и-Ха буквально означает «дни Ха». «Ха» - буква в арабском языке, соответствующая русской «Х» и одна из трех арабских букв, составляющих слово «Баха». И Баб и Бахаулла следовали арабской традиции, по которой каждой букве присваивалось соответствующее численное значение и цифрам и буквам придавался духовный смысл. В системе абджад эта буква арабского алфавита имеет численное значение 5 - нумерологической сумме букв в слове «Баб» и соответствует наибольшему возможному числу Вставных дней. «Ха» также первая буква арабского местоимения, которое в религиозных писаниях на арабском используется при ссылки на Бога или Сущности Божией. Буква «Ха» сама по себе использовалась как символ «Сущности Божией» и стала предметом множества сочинений на арабском, посвященных разгадке ее тайн. Таким образом, и здесь и мы видим определенный нумерологический подтекст.
[13] Харун Яхья. Чудо Корана. Научные, исторические и математические феномены. Пер. с турецкого / М: Издательский дом «Культура Паблишинг», 2005. С. 195.
[14] Иоаннесян Ю. А. Вера бахаи. – СПб.: «Азбука-классика»; «Петербургское Востоковедение», 2003. С. 15. См. также Абдул-Баха. Ответы на некоторые вопросы. СПб., 1995. Гл. 10. Доказательства из библейской традиции, взятые из книги пророка Даниила.
[15] Кірушын П. Сучасныя рэлігійныя настроі буржуазіі. Мінск, Інстытут філёзофіі Беларускай Акадэміі Навук, 1931. С. 75.
[16] Там же. С. 86.
[17] Эсслемонт Дж. Э. Бахаулла и Новая Эра. -Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1991. С. 289 – 290.

[18] Абдул-Баха.Ответы на некоторые вопросы. СПб., 1995. С. 33 – 34.
[19] Там же. С. 76 – 77.
[20] Абдул-Баха.Ответы на некоторые вопросы. СПб., 1995. С. 23.
[21] Бахаулла. Китаб-и-Иган. Книга Несомненности. СПб., 2000. II:165 – 166 (с. 123-134).
[22] Бахаулла. Китаб-и-Агдас. Наисвятая Книга. СПб., 1992. Примечание 194 (с. 262).
 


Автор: , , ,
<